Главная
Информация о фирме
Контакты
Новости
Пресс-центр
Продукты
rtBilling
Услуги
Работа в СиБОСС
Наши партнёры
КСИ Сезон 2017


Пресс-центр / СМИ о СиБОСС
Вход для зарегистрированных пользователей
Пресс-релизы
СМИ о СиБОСС
Истории успеха

Конвергентный — значит всеобщий

Беседа с президентом группы компаний CBOSS Андреем Морозовым.

Журнал "Форум IT" №2/2003

 

Я второй раз в жизни видел вычислительный центр (ВЦ), у которого над входом было укреплено световое табло с надписью: "Осторожно, газ!", зажигающееся когда в его помещениях срабатывают автоматические устройства пожаротушения. Но то было на серьезном военном объекте. А тут - компания-разработчик программных средств!

То, что я затем увидел внутри, живо напомнило мне обстановку в святая святых ММВБ - его ВЦ, куда мне однажды довелось попасть. Разве что отсутствовали мощные "шкафы" телекоммуникационного оборудования. Отливающие синевой стойки серверов масштаба предприятия Sun Fire 4810 фирмы Sun Microsystems, шкафы с 4 парами дисковых массивов памяти Sun StorEdge T3 общей емкостью более 4 Тбайт, система резервного копирования из нескольких библиотек магнитных лент Sun StorEdge L20, объединяющая всю оптоволоконную сеть, и т. д., и т. п. - это, однако, лишь одна из "серверных" (как выяснилось позже, входящая в состав крупнейшего в Восточной Европе ВЦ, принадлежащего компании-разработчику ПО), пожалуй, самого известного в России разработчика биллинговых и ряда других программных систем - московской компании CBOSS, контролирующей примерно 40% российского рынка биллинговых систем.

 

А. МорозовFIT: На рынке известна аббревиатура СBOSS, но за ней стоит компания SoftPro. Как расшифровывается эта аббревиатура и в каких взаимоотношениях состоят СBOSS и SoftPro?

Андрей Морозов: СBOSS - это брэнд компании SoftPro и расшифровывается как Convergent Business Operation Support Systems - "Конвергентные системы операционного обеспечения бизнеса". Сегодня в связи с тем, что мы выходим на международный рынок, и для того, чтобы сконцентрировать усилия на продвижении одного - основного - брэнда, у нас зарегистрировано и предприятие с названием CBOSS, точнее, группа предприятий, использующих торговую марку CBOSS, объединенных в одноименную ассоциацию.

FIT: А что Вы вкладываете в понятие "конвергентные системы"? Откуда появилось такое название?

А. М.: Название это на уровне идеи появилось еще где-то в 1993-1994 гг. Правда, первоначально оно звучало несколько по-другому: "Системы операционного обеспечения для бизнеса связи", и даже более узко - для сотового бизнеса. Но со временем мы осознали, что технологии должны быть универсальными и что законы бизнеса во многих областях, в частности, в области связи, движутся едиными принципами и требованиями. Значит, существуют универсальные технологии, которые способны удовлетворять эти требования вне зависимости от того, какие стандарты использует тот или иной оператор связи и, следовательно, возможно создание тиражируемых решений.

Тиражируемость же решения, особенно в области программного обеспечения, - это ключ к его успеху. Чем более тиражируемо решение, тем более оно эффективно: на единицу функциональности пользователь тратит меньше, а качество продукта на единицу затрат - выше.

FIT: Позволю себе с Вами не согласиться. Я знаю, что обычно пользователи любят, чтобы все "затачивалось" под них, - как правило, у всех какие-то хоть чуть-чуть, но свои задачи, примочки и т. д. А раз решение тиражируемое, значит, оно универсальное и, следовательно, прямо не подходит никому. Значит, либо пользователь должен что-то менять у себя, чтобы подстроиться к такому продукту, либо на базе такого продукта необходимо строить какое-то интеграционное решение.

А. М.: То, о чем говорите Вы, - это гибкость. Я же говорю о применимости продукта в разных сферах, то есть о его конвергентности. И эти свойства, естественно, не могут существовать друг без друга - система не может быть конвергентна (то есть универсальна), если она не будет гибкой. Но, согласитесь, гибкость системы не противоречит ее тиражируемости.

Когда мы только выходили на рынок, нам зачастую говорили, что в такой области, как биллинг и управление операциями, тиражируемых решений вообще не может быть. И слова: "Мы не такие, нам хочется по-другому" звучат очень часто и до сих пор, причем их говорит практически каждый следующий наш клиент - оператор связи, даже работающий в том же стандарте, что и предыдущий. Но вот вопрос - а существуют ли для этого объективные потребности и предпосылки? Вот это "хочется" - оно объективно или субъективно?

Очень часто, когда мы приходили ставить свои технологии, нам говорили: "Ой, ребята, нам же придется менять существующий бизнес-процесс". На что мы отвечали, что в определенной степени да, но давайте разберемся: те бизнес-процессы, которые у вас есть и так дороги вашему сердцу, - насколько они эффективны? Обусловлены ли они объективной потребностью вашей предметной области либо это всего лишь следствие отсутствия инструмента для реализации иных, более эффективных бизнес-процессов? И всегда нам удавалось показать на деле, что за этим "хочется" нет объективной потребности, а есть только привычка.

FIT: Говоря о конвергентности, Вы фактически сказали, что бизнес как таковой - универсален. Что Вы имели в виду и при чем здесь биллинговые системы?

А. М.: Что есть биллинг? Если говорить в широком смысле, то это не просто расчеты с абонентами, биллинг - это в том числе и OSS (Operation Support System - система обеспечения операций). Они неразрывно связаны, хотя в западной практике и встречаются случаи, когда система операционного обеспечения отделяется от собственно биллингового механизма.

Область деятельности телекоммуникационного оператора включает в себя и оказание разнородных услуг, и взаиморасчеты, и обслуживание, и мониторинг элементов сети и всех средств автоматизации, и разные слои в этих процессах (например, CRM - система взаимоотношений с клиентом). Кроме того, нужно принимать решения - следовательно, необходимо строить аналитику на базе всех этих технологий: отовсюду из операционного уровня собирать информацию, обрабатывать ее и предоставлять лицу, принимающему решение, в агрегированном виде, чтобы решения базировались на реальных данных, а не на соображениях, взятых с потолка, и каких-то личных предпочтениях. После принятия решения нужно обеспечить его доведение до каждого элемента "исполнительного механизма". И перечисленное - это область автоматизации.

С другой стороны, биллинг - это универсальный механизм для измерения разнородных показателей, и когда мы говорим "конвергентный биллинг", - это значит, что он может измерять информацию, поступающую из разнородных источников, в разных единицах, применять разные принципы оценки (то есть тарификации) и сводить их к единому денежному эквиваленту. Давайте посмотрим на сущности сотового бизнеса - тут и минута разговоров, и короткие сообщения, и передача данных, и факсовая связь, и модемные сообщения, и IP-трафик, и GPRS, и уже начинают тарифицироваться не просто объем переданной информации, а показатели качества соединения. А еще существуют скидки, зависящие от времени и объемов, то есть используются сложные тарификационные модели.

В то же время, к примеру, у оператора сотовой связи, как и у любой другой компании, существует такая нетривиальная задача, как измерение результатов работы конкретного человека, что в современном бизнесе, особенно высокоинтеллектуальном, не так-то просто, - это не тонно-километры. И несмотря на все разделение труда, в итоге необходимо все свести к единому эквиваленту - к деньгам. А это - задача биллинга. Таким образом, мы свели воедино, казалось бы, совершенно разнородные вещи и выяснили, что информационные технологии и автоматизация на их основе носят универсальный характер для бизнеса. И если мы умеем адекватно отражать предметную область бизнеса в автоматизированный контур, то мы можем его применять многократно для различных задач - это функциональный подход, подход комплексный, интегрированный. Сама же линейка, которой мы все меряем и приводим к единому эквиваленту (деньгам), получается у нас многогранной (знаете, бывают такие швейцарские ножички с множеством всяких инструментиков, чего там только нет!).

FIT: Мы уже затронули тему "эффективность/ стоимость". Этот параметр имеет две ипостаси: для разработчика и для пользователя. Чем для вас как для компании-разработчика такой подход (т. е. большой набор систем в составе единого комплекса) эффективен? Ведь создание каждого продукта стоит немалых денег, а когда пользователь покупает комплект, то это ему обходится дешевле, чем несколько продуктов "россыпью".

А. М.: Я уже говорил - и это мое глубокое и выстраданное убеждение, что автоматизация должна быть комплексной. Если использовать единый набор решений от одного производителя, чтобы покрыть всю предметную область, получается гораздо эффективней. Почему? Да потому, что область автоматизации в данном случае столь сложна и динамична и развивается так быстро, что создание индустриальных стандартов, которые обеспечили бы эффективное сопряжение разнородных решений друг с другом, не поспевает за этим развитием. И если персональный компьютер использует стандартные интерфейсы и мы можем подключить к нему устройства от любого поставщика, то здесь все не так, и приходится применять, так сказать, корпоративные интерфейсы.

Вот у компании МТС стоит система IVR (Interactive Voice Response System), и, набрав, например, номер 088011, можно узнать, сколько у вас денег на счете. Ясно, что система, отвечающая на нажатие клавиш, должна иметь интерфейс к биллинговой системе, потому что она, с одной стороны, получает оттуда информацию, а с другой - передает туда воздействие, которое должно быть авторизовано. Вы можете заказать себе получение детализированного счета на факс, подписаться или отказаться от какой-то услуги, приостановить сервис в режиме самообслуживания разными способами, в том числе через SMS и Интернет. И все системы, которые позволяют вам работать напрямую с информационными технологиями, минуя оператора, должны иметь интерфейс между собой: например, та же система информирования может оповещать голосом, SMS- сообщением, по e-mail и т. д.

Вообразите, что все составляющие самообслуживания абонентов пришлось бы приобретать у разных поставщиков и стыковать между собой, что еще полбеды, но затем пришлось бы и поддерживать эти мосты между расползающимися берегами - какова была бы для оператора эффективность такого решения с учетом отсутствия индустриальных стандартов? Интегрированные решения изначально разрабатываются и тестируются для совместной работы. Интерфейсы, которые существуют между соответствующими системами, являются составной частью комплексного продукта. Кроме того, за счет тесной интеграции компонентов потребитель получает функционально более полные решения.

В чем эффективность такой широкой линейки продуктов для нас как для производителя? С одной стороны, мы серьезно экономим, используя единые технологии при решении различных задач. Кроме того, если у клиента возникла какая-то проблема, то наши совокупные издержки также ниже - у нас есть специалисты и по "железу", и по системному программному обеспечению, и по прикладным технологиям различных направлений, и вся необходимая информация. А это значит, что мы можем быстро смоделировать ситуацию и разобраться в ней.

Это обеспечивает в результате надежность обеспечения бизнеса клиента, и это - другая сторона, с которой комплексность наших решений эффективна для нас. Нам очень важен имидж нашей компании: если наш клиент успешен, значит, успешны и мы. Если у клиента что-то плохо, значит плохо и нам, независимо от того, есть в этом наша вина или нет. Поэтому, кстати, нам очень часто приходится "бороться" с клиентом, который может капризничать и говорить: "Вы ставьте прикладной уровень, а вот платформу я возьму у другого. У меня есть местный системный интегратор, он все это и поддержит". Он покупает, ставит, и если в итоге возникает проблема, никто не скажет, что у такого-то оператора не работал сервер базы данных, - скажут: "У него не работала система".

FIT: Вы всегда настаиваете на поставке именно той техники, которую выбрали вы?

А. М.: Скорее да, поскольку мы должны гарантировать сквозную работоспособность наших решений.

FIT: Говоря о ваших продуктах, Вы коснулись того, что их пользователям приходится менять некоторые бизнес-процессы. Но ведь одним из самых главных для любой компании являются бизнес-процессы управления ее деятельностью...

А. М.: Вы абсолютно правы. И мы в этом направлении работаем тоже. Ясно, что чем крупнее структура и чем более разнородна ее деятельность, тем больше успех дела зависит от управления, и тем оно сложнее. Помните, в свое время была такая компьютерная компания - DEC, Digital Equipment Corporation? Какое красивое название и какой печальный конец! Ясно, что она была рентабельной, мощной, инновационной - все это было. Причина заката одна - неуправляемость.

Поэтому одним из аспектов нашей деятельности, куда мы направляем, в соответствии с тенденциями, свои взоры и свои ресурсы (и у нас очень много мыслей в этом направлении), - это комплексная автоматизация управления предприятием.

FIT: Речь идет о конкретном продукте?

А. М.: Да. У нас есть слой технологий, который мы называем CBOSS MIS (Management Information System). Мы замахнулись на создание комплексной системы автоматизации управленческого процесса. Сегодня мы сделали, может быть, 5-10% от того, что нужно, и я пока не знаю, когда мы сможем осуществить все задуманное, на сколько у нас хватит способностей, времени и ресурсов. И точно так же, как мы используем другие свои продукты прежде всего у себя (в частности, хотя наша компания не является оператором связи, мы пользуемся биллинговой системой собственной разработки для обслуживания наших клиентов, и это лишний раз показывает, что у любого бизнеса единые сущности и требования), мы отрабатываем эту систему управления предприятием на себе, и она уже дает очень большой эффект. Поэтому мы предлагаем ее всем нашим клиентам, использующим другие наши технологии, в качестве бесплатного дополнения, так как считаем, что эффективное управление предприятием нашего клиента - это существенный фактор его, а следовательно, и нашего благосостояния.

FIT: Вернемся к вашим коммерческим продуктам. На вашем сайте сказано, что ваши системы - на уровне зарубежных систем и "соответствуют тенденциям сегодняшнего рынка". Давайте поговорим об этом.

А. М.: Тенденция рынка - создание интегрированных систем, и об этом мы уже говорили. Что же касается уровня наших систем по отношению к зарубежным, то он точно не ниже. В технологической гонке отечественных и зарубежных разработчиков действует что-то вроде драфтинга, как в велогонках или плавании - когда спортсмен следует вплотную за соперником, уменьшая сопротивление среды и экономя тридцать процентов энергии, и, соответственно, на финише легко выходит вперед. И если мы говорим об индустрии производства информационных технологий в России, то такой эффект уже есть или он себя проявляет как тенденция.

Причина в том, что 20 лет назад в России никто коммерческими аспектами разработки информационных технологий не занимался, но был опыт разработки систем автоматизированного управления и, главное - какая система образования была! Причем образование у нас всегда было более широким и менее специальным, чем на Западе. И вот когда перед интеллектом, воспитанным такой системой образования, начали возникать задачи бизнес-характера, он в большой степени оказался свободен от пережитков и догм развития, довлеющих над многими западными производителями.

Взять наш пример - ядро нашей компании составляют сотрудники, которые являются специалистами в области информационных технологий, но не связи. Мы пришли в эту новую для нас область со свежим, не "замыленным" взглядом и увидели полную картину, которая говорила, что нужно заниматься комплексной автоматизацией, тогда как связисты этого почему- то не понимали.

И сегодня можно ответственно сказать, что наши решения - более комплексные, и мне не известна ни одна западная компания, которая реализовала бы тот спектр функций и решаемых задач (это не совсем одно и то же, хотя это и связанные вещи), который реализуется нашими технологиями. Если говорить про динамику наращивания функций продукции, динамику развития компании, то мне тоже не известны компании, которые работали бы так же, как мы. Опережаем мы и в скорости внедрения решений - у нас было очень много случаев, когда клиент появлялся с криком: "Ребята, все пропало! Все должно работать вчера!". И не было ни одного случая, чтобы мы поставили решение, и оно не заработало. В то же время мне известны очень крупные западные производители, у которых смена версии их же решения занимает год (умолчу при этом, сколько это стоит).

Я говорю, что мы лучше, и когда речь идет про интегрированную поддержку - качество нашего технического сопровождения существенно выше, чем качество сопровождения западных систем. И тому свидетелями являются клиенты, которые пробовали западные продукты и перешли на наши.

FIT: Еще один вопрос "с сайта". Я прочитал там, что у вас молодежный коллектив и вы активно работаете с вузами. В чем заключается эта работа?

А. М.: Да, мы делаем ставку на молодежь. Сегодня у нас работает более тысячи человек, и средний возраст наших сотрудников - 25 лет. При этом ключевые сотрудники компании, ее хребет - это люди, которые пришли к нам в свое время студентами, учась на втором-третьем курсе. Мы предоставляем студентам возможность работать с неполной занятостью, по гибкому графику и т. д. Это не значит, что они сразу начинают делать основную работу, - для них в общем потоке заданий выделяются задачи, которые им по силам и наименее критичны по срокам. Но важно, что они учатся в "боевых условиях", и из них получаются уникальные специалисты, которых на рынке найти почти невозможно, а можно только вырастить в результате воспитания и обучения в условиях повышенных требований.

Горько наблюдать, как система, я не побоюсь сказать - национальная система образования, - в условиях относительной невостребованности качественного результата разрушается. Мы же как предприятие нового толка являемся заказчиком высокоинтеллектуальных кадров и поэтому просто обязаны взаимодействовать с системой образования.

Мы видим свою социальную миссию в том, чтобы как можно раньше доносить до молодежи наши ноу-хау, чтобы выпускник вуза выходил из него действительно профильным специалистом, а не "чистым листом бумаги". Вот в прошлом учебном году по нашим курсам - а мы оплачиваем преподавателей, читающих курсы по нашей тематике в ряде вузов, - у нас было 300 выпускников, в этом году будет около 1000. На практику прошлым летом мы взяли 230 человек - специально создали инфраструктуру для них: организовали рабочие места, закупили технику. При этом они не занимались ерундой, а участвовали в реальном производственном процессе, и очень многие остались у нас работать.

Мы предоставляем молодежи доступ к самым современным, серьезным индустриальным компьютерным технологиям - серверам баз данных масштабов предприятия, системному программному обеспечению и прикладным программам. Они, естественно, используются у нас и в процессе обучения, и это тоже позволяет воздействовать на систему образования, чтобы преподавались не устаревшие, а "топовые" технологии сегодняшнего дня. У нас есть лицензия на образовательную деятельность, и мы открыли собственную кафедру в МИФИ, активно ведем у себя строительство полностью компьютеризированных учебных классов, аудиторий, то есть мы создаем образовательную инфраструктуру. Учиться будут и наши сотрудники, в том числе и студенты, и даже ряд крупных западных производителей (например, Sun Microsystems) договорились с нами об использовании нашего учебного центра для обучения использованию своей техники и программного обеспечения.

FIT: Давайте теперь поговорим о Вас лично. Кто Вы по образованию и давно ли стали работать в этой отрасли?

А. М.: По образованию я математик-аналитик. Работал некоторое время на государство, в 1992 г. ушел и с 1993 г. работал в компании Московская сотовая связь (МСС). Это было время появления совместных предприятий, и это было ново и интересно. Сначала я был ведущим программистом, затем руководителем проекта по созданию биллинговой системы, потом руководителем подразделения разработки информационных технологий. Когда мы создали биллинговую систему для МСС, мы увидели, что можно сделать лучше, красивее. Но оператор был в этом не заинтересован, потому что это - не его бизнес, и мы ушли, создав свою фирму и начав готовить товарную систему для того, чтобы выступить с ней на рынке.

Спонсоров у нас не было, компьютеры мы покупали на свои сбережения. Но был энтузиазм, бьющий через край, и была сплоченная команда. Это было время дефицита информационных технологий, а многие операторы связи в России были столь малы, что не могли себе позволить даже иметь собственную биллинговую систему: 200 абонентов, 300, 500. И мы на аутсорсинге осуществляли функции биллингового центра. Зарабатывали деньги также на консалтинге.

FIT: А каков был ваш первый продукт, и где вы его внедрили?

А. М.: Это была, естественно, биллинговая система. За 1997 г. мы внедрили три системы. Первую - в "СМАРТСе" (это оператор GSM в Самаре, и у него тогда было 800 абонентов), вторую - в "Примтелефон" во Владивостоке, а потом - в "Кубань GSM". Этот оператор тогда только организовывался, и мы поставили туда решение на базе персонального компьютера на 1000 абонентов. На том, первом варианте системы, они "дожили" до 5000 абонентов. А сегодня это один из самых известных региональных операторов связи с почти миллионной базой.

Нашим четвертым клиентом стала МТС. Там стояла система очень известного западного производителя, но тем не менее были бешеные очереди в кассу, команды на коммутационный центр не ходили (т. е. она попросту "захлебывалась") и т. д. И я снимаю шляпу перед Михаилом Алексеевичем Смирновым, который тогда поверил в то, что наша технология лучше и мы сумеем ее внедрить, и принял решение, которое принять было очень тяжело в компании, в которой западные учредители. И мы горды, что МТС стала тем, что она есть сегодня, и в этом есть и наша скромная заслуга.

FIT: Расскажите о ваших хобби. Я слышал, Вы - заядлый охотник.

А. М.: Я, наверное, убежденный коллективист, и поэтому у нас даже увлечения получаются коллективные. У нас достаточно дружная команда: мы вместе работаем, вместе отдыхаем, и это не мешает.

FIT: Тогда это - дружба!

А. М.: Да, это дружба. Существует мнение, что с друзьями или родственниками (особенно с женой) работать нельзя, поскольку с точки зрения управления там, где необходимо, надо стимулировать, а где надо - поругать, а тут, вроде, вчера водку пили вместе, - как тут поругаешь. Но мне удается разделять дружбу и производственные вопросы, и там, где нужно, я - требовательный руководитель, а там где дружба - там дружба. Поэтому у нас коллективные увлечения, и это только сплачивает команду. В том числе у нас существует зарегистрированный охотничий коллектив, и мы часто ездим и на зимние, и на весенние, и на осенние охоты. Зимой охота у нас в основном на наиболее распространенных в нашей полосе копытных. Ну и, конечно, весенняя охота - это гусь, селезень, вальдшнеп, а осенью - водоплавающие.

Любим охотиться диким образом, а не так, как это сегодня принято у многих, - приезжать в коттеджи с удобствами, когда первым делом спрашивают: "Какие вам нужны условия?". Мы на такие вопросы отвечаем: "Нам не нужны никакие условия - мы охотиться приехали". Мы любим "доставиться" своими транспортными средствами, встать табором с палатками где-нибудь на острове, чтобы подальше от цивилизации, и так пожить недолго, но интенсивно.

FIT: Я знаю, что у вас в компании есть мотоклуб. Вы к этому тоже приложили руку?

А. М.: Да, мы предпринимаем попытки организовывать на нашем предприятии молодежную досуговую инфраструктуру. Мы стараемся следовать мудрости: "В здоровом теле здоровый дух", и у нас тут есть достаточно много планов. Есть у нас спортивные секции, туристический клуб... Есть и мотоклуб как клуб по интересам. В его рамках организованы курсы обучения езде - у нас есть два мотоцикла Yamaha, подходящих именно для обучения (125 куб. см), и довольно много юношей и девушек уже получили права. У сотрудников компании есть определенное количество личных мотоциклов, и в рамках этого клуба летом бывают различные выезды на природу, на различные мероприятия и просто "покатушки".

FIT: Для Вас лично мотоцикл - это что?

А. М.: Лично для меня - это детская мечта. Родители говорят, что я еще говорить не умел, а уже заводил воображаемый мотоцикл и рычал как мотор. Когда я был маленьким и учился в школе, у меня весь письменный стол был в наклейках. Я их вырезал из разных журналов - там редко, но бывали фотографии серьезных аппаратов. Потом у меня, как у многих пацанов, был мопед и достаточно древний, случайно доставшийся мотоцикл. Когда я пошел учиться в вуз, у меня появился мотоцикл "Ява", а потом это как-то все подзаглохло.

Но однажды, когда уже началось время перемен (я тогда еще работал в МСС), я случайно попал на выставку "Спорт и отдых" и увидел мотоцикл "Kawasaki JPZ-1100". И тут я внезапно осознал, что моя мечта детства реализуема и что я могу это себе позволить. И я его купил, этот первый свой мотоцикл из тяжелых супербайков - когда мечта детства сбывается уже в зрелом возрасте, в этом есть что-то безумно восхитительное.

Я люблю мотоциклы как явление, я люблю общение, потому что общение в среде - не будем говорить, рокеров, не будем говорить, байкеров, скажем - мотоциклистов - это для меня тоже нечто очень важное. Да, собственно, и охота - это не стрельба, не добыча мяса, это тоже общение.

С другой стороны, мотоцикл в определенной степени способствует снятию бизнес-стресса, потому что когда ты - программист, ты решил свою задачу, и у тебя совесть чиста, и ты можешь спокойно идти отдыхать и развлекаться, смотреть кино и пить пиво. Но когда ты - руководитель, ты никогда не можешь успокаиваться - я это ответственно заявляю. Может быть, кто-то скажет, что это плохой руководитель, но это на самом деле всегда так: число задач, которые надо решать, объем существующей работы неизбежно больше, чем есть сил, - это, видимо, закон бизнеса, это участь менеджера. И для того чтобы сохранить мозги и не перегрузиться, не войти в состояние штопора, нужно время от времени каким-то образом быстро, но эффективно освобождать голову от перегрузки. И мотоцикл этому очень способствует, поскольку после вечерней езды в течение 30-40 минут, вы быстро отвлекаетесь от проблем и крепко спите.

FIT: И часто Вы это делаете?

А. М.: Летом очень часто. Я и на работу летом практически всегда езжу на мотоцикле.

FIT: Многие считают, что семья - это для интервью тема запретная. Но я про семью вопрос всегда задаю, и если человек захочет, он скажет, ну а если нет, значит, нет.

А. М.: Я отвечу. У меня есть дети, но я разведен. В свое время бизнес потребовал очень много времени, но в тот момент моя супруга не поняла, зачем я столько работаю, и мы к консенсусу прийти не смогли. Кроме того, она по характеру настолько лидер, что борьба за главенство в семье не могла быть выиграна ни одним из участников - бывают иногда такие ситуации...

FIT: Помните, генерал Лебедь когда-то сказал, уж и не помню, кого второго имея в виду: "Двум птицам в одной берлоге не ужиться"? Наверно, и у вас что-то подобное было...

А. М.: Да, вот именно такая ситуация и была, когда активный лидерский характер моей жены требовал подчинения с моей стороны, но я тоже по натуре лидер, и теперь мы живем врозь.

FIT: Вы с детьми отношения поддерживаете? Они большие?

А. М.: Да, конечно. Большие ли? Относительно: дочка в школу ходит, сын в детский сад. Похоже, Вы хотите спросить, влияет ли каким-то образом наличие детей на мою социальную позицию? Я отвечу - да, влияет. Потому что в определенной степени обязанность каждого родителя - это создать некоторые условия для развития детей.

Кто-то просто копит деньги и дает их детям, кто- то старается передать им какой-то опыт, а кто-то, если есть возможность, пытается создать инфраструктуру, которая работала бы на то, чтобы создавались соответствующие условия. Вот, наверное, и моя деятельность направлена на воссоздание инфраструктуры образования в России (конечно, это громко сказано, но хотя бы чуть-чуть, в какой-то степени!). И когда мы работаем над созданием собственной инфраструктуры образования, я действую как отец, которому не все равно, в каких условиях и каким образом дети будут учиться, чем и как заниматься и в каком обществе жить, - вот с такой "личной позиции" я могу говорить о том, что, да, это влияет на мою социальную, гражданскую позицию.


Правила и условия пользования сайтом приведены на странице правовой информации
Designed by CBOSS_6